Жора Крыжовников (Андрей Першин). Источник: ru.wikipedia.org / Dmitry Rozhkov
Марина Кулеба
Интервью

Жора Крыжовников: «Действительность мне кажется непонятной»

Режиссёр фильмов «Горько!» и сериала «Звоните ДиКаприо!» о самой страшной литературе и обмане

Bookmate Journal встретился с кинорежиссёром и продюсером Жорой Крыжовниковым, которого зрители знают по фильмам «Горько!» и сериалу «Звоните ДиКаприо!». Мы поговорили с Жорой (настоящее имя — Андрей Першин) о литературе, фейковых новостях и страшных психологических экспериментах.

Про любимые книги

Книжки, которые я перечитываю, — это «Анна Каренина» Толстого, «Преступление и наказание» Достоевского. Это к чему я постоянно возвращаюсь — мощные романы XIX века. Кто ещё? Сол Бэллоу, Генрих Бёлль (правда, давно не перечитывал), Гессе… Очень нравится Мартин Эмис — писатель, который меня удивлял многократно.

«Звоните ДиКаприо!» — это сериал, который из Эмиса вырос.

Мне когда продюсеры прислали вариант пилота, я прочитал и говорю: «Слушайте, есть писатель Мартин Эмис, и у него такие истории». Это просто его история. Два брата, один успешный, другой неудачник. Они начинают меняться местами: при этом один падает на дно, другой сходит с ума. У Эмиса очень часто встречаются такие пары героев, которые находятся в любви-ненависти, связаны жизнью, любят и ненавидят друг друга и не могут разорваться, не могут простить до конца друг друга. Мартин Эмис — это один из моих любимых писателей.

Про научпоп и психологические эксперименты

Я точно могу сказать, что в последнее время научно-популярную литературу стало читать интереснее. Она меня сейчас интересует больше.

Например, «Подчинение авторитету» — про эксперимент, когда людей просили бить током других людей. Сидит человек, ему говорят: «Вы сейчас нажмёте эту кнопку, и другого человека будет бить током».

В своём эксперименте Милгрэм пытался выяснить: сколько страданий готовы причинить одни люди другим, совершенно невинным людям, если подобное причинение боли входит в их рабочие обязанности?

Есть ещё «Эффект Люцифера» — описание эксперимента, когда пригласили людей и договорились, что часть будет изображать тюремщиков, другая часть — заключённых. И так они прожили 30 дней вместе. Все знали, что это была игра, но внутри этой игры «охранники» становились всё злее, а «заключённые» — безбашеннее.

Просто страшно это читать, это потрясает больше художественной литературы.

Я вообще думаю, что книги, которые на нас влияют, не дают нам готовых выводов, а скорее рассказывают о чём-то. В этом смысле научно-популярная литература и отличается от, условно говоря, Библии, которая даёт ответы, рассказывает, как надо жить, а научно-популярная литература рассказывает о том, что бывает и как это бывает.

Как читать книги

У меня есть полное собрание сочинений Достоевского, я начал перечитывать всё подряд. Сейчас я на «Селе Степанчиково и его обитателях». И это потрясающе. Я вообще рекомендую: если какой-то автор нравится, читайте его подряд. Потому что ты видишь, как развиваются идеи, растёт мастерство.

В своё время наш лучший шекспировед Алексей Бартошевич сказал: «Возьмите и прочитайте Шекспира с первой пьесы и до последней». Я лето потратил на это, но прочитал. И действительно, это очень круто, когда видишь, как от исторических хроник он переходит к трагедии, когда возникает комедия, потом поднимается наверх, потом — кризис, и появляются очень странные пьесы. Потом он возвращается, находит что-то новое и переходит к сказкам. И вот сейчас я наслаждаюсь этим у Фёдора Михайловича.

Я реально считаю, что книга — лучший подарок. Это какой-то опыт другого человека, который ты можешь получить без шишек и синяков. Просто сидя в удобном кресле.

Про новости

Было время, когда я не читал газет, а телевизор у меня работал. Вот выходит 15-минутный выпуск новостей: здесь что-то сказали, там что-то сказали… Но я хочу подробностей! Берёшь «КоммерсантЪ» или «Ведомости» (если мы говорим про уважаемые газеты) — они гораздо подробнее раскрывают тему, пытаются рассказать и с той стороны, и с этой: и что сказал следователь, что адвокат, а что подсудимый. Стараются максимально раскрыть информацию.

Сейчас, если у тебя есть потребность — не скажу громко «узнать правду», а просто «узнать» что-то, — возможностей в сотни раз больше, чем раньше. Сегодня надеяться только на федеральное телевидение… Ну, видимо, надо быть таким человеком, которому хватает 15 минут: посмотрел в девять вечера «Первый канал» — и всё он знает, что в мире происходит.

«Всё, что касается взаимодействия с Россией, подаётся в новостях как взаимодействие с чем-то однозначно плохим»

Про fake news

По поводу fake news. Я очень чётко помню, что в конце 90-х вдруг появилась такая тема — «клиповое мышление». «Мы все мыслим „клиповым мышлением“, давайте в театре использовать „клиповое мышление“, давайте в кино использовать „клиповое мышление“». Прошло какое-то время, и стало понятно, что это полная чушь: ну какое «клиповое мышление»? Как мы мыслили, так и мыслим. Мы не поддаёмся краткосрочным изменениям. Наш геном сформирован давно, меняется он медленно.

Люди иногда врут. Есть замечательное видео, как талантливый Владимир Владимирович Познер в 1985 году говорит, что сбитый советскими силами ПВО самолёт вёл себя странно, провоцировал. Хотя уже в тот момент было известно, что самолёт был сбит по ошибке. Что это было? Я вполне допускаю, что Владимир Владимирович верил, потому что ему кто-то соврал. Вот это fake news, или это просто обман тех людей, которые распространяли эту информацию?

В сентябре 1983 года неподалёку от Сахалина советским истребителем был сбит пассажирский Boeing 747-230B авиакомпании Korean Air Lines (KAL). Погибли все находившиеся на его борту 269 человек

Мне кажется, что это какой-то красивый термин, просто громкий какой-то термин. Не случайно это любимый термин Трампа. Для меня один тот факт, что Трамп всё время твердит «Fake news, fake news, The New York Times — это fake news, CCN — это fake news» — этот факт отвращает от обсуждения fake news.

Господи, что это такое fake news? Это что-то из мира Дональда Трампа.

Про творчество

Вот Анатолий Васильевич Эфрос — великий театральный режиссёр. Выложили на Youtube его лекции, где он говорит: «Один из главных вопросов искусства: нам надо отражать действительность или противопоставлять действительности что-то?». И вот ты либо борешься во имя светлого, либо изучаешь, как это происходит на самом деле.

Я сейчас хочу отражать действительность, потому что она мне кажется сложной, непонятной, до конца не исследованной, с какими-то тайнами. Ну, не тайнами, а не всегда очевидными силами, действующими разнонаправленно.

Жора Крыжовников во время съёмок интервью для Bookmate Journal

Жора Крыжовников во время съёмок интервью для Bookmate Journal

Я в какой-то момент понял, что хочу заниматься кино, и прочитал одну хорошую книжку, где было написано, что надо писать сценарий 20 минут в день минимум. Неважно, кем вы хотите быть — режиссёром, сценаристом или продюсером: у вас должен быть сценарий, у вас должна быть своя история. Этот простой совет я нашёл в книжке. Просто каждый день выделить 20 минут на ту цель, на ту задачу, на то дело, которым ты хочешь заниматься. Я эти 20 минут тратил на сценарий. Самое сложное — это делать каждый день: не заниматься 3 дня подряд, а потом 2 недели отдыхать.

Если ты сегодня прошёл 20 шагов, завтра 20 шагов, то через месяц ты километр преодолеешь. Вот я о чём.