© Лена Грачева
Игорь Кириенков
Тренды

Что читать, если любите Тарантино

Искусство диалогов, все про банду Мэнсона и самый жуткий ужин

В прокат выходит «Однажды...в Голливуде» — девятый и, как уверяет сам режиссер, предпоследний фильм Квентина Тарантино, успевший покорить каннскую прессу и собрать солидную кассу в Америке. Мы освежили в памяти карьеру главного постмодерниста мирового кинематографа и нашли книги, которые должны понравиться его фанатам.

  • Если любите «Бешеных псов»

Полновесный дебют Тарантино — хитро устроенная история одного ограбления, закончившегося большой кровью. Книга авторов «Фрикономики» Стивена Дабнера и Стивена Левитта — сборник лайфхаков для всех налетчиков, мошенников и прохвостов, которые устраивают микро- и макроэкономические потрясения: пацаны и пацанки, вам это не надо!

  • «Грабители банков в США «зарабатывают» в среднем $4120 в случае успеха. Но успех бывает реже, чем я думал: в 35% случаев преступников ловят».
  • Если любите «Криминальное чтиво»

Самый известный фильм мастера, с которого для многих и начался постмодернизм в кино. Что любопытно, сам режиссер не считает эту картину своей главной удачей, но до сих пор смеется над им же придуманными диалогами. Роберт «История на миллион» Макки уверен: вы можете сочинять такие же.

  • «Чтобы написать интригующий, многослойный, внушающий доверие диалог, уясните разницу между двумя главными пружинами человеческих действий — мотивацией и оправданием». 
  • Если любите «Джеки Браун» 

Третий фильм Тарантино публика встретила с меньшим энтузиазмом и только с годами признала триллер про стюардессу Джеки Браун, которая, на свою беду, ввязалась в разборки мафии и полиции. Тут уместно вспомнить пьесу сценариста и режиссера Дэвида Мэмета, работающего на соседней территории: он тоже описывает всяких прытких проходимцев так, что не оторваться.

  • «Пусти его в чужой город с пятью центами в кармане, и к вечеру он будет держать этот город за яйца. Это не разговоры, Боб, это — дело».

Если любите «Убить Билла»

Дилогия про вставшую из гроба Невесту — багровая валентинка японской культуре с ее эстетизированным насилием и самурайской этикой. Как тут не вспомнить главный роман Юкио Мисимы про монаха-пиромана, который видит в разрушении проявление высшей гармонии.

  • «Калеки, по-моему, чем-то похожи на красивых женщин. И те и другие устали от вечно обращенных на них взглядов, они пресыщены постоянным вниманием, они затравлены этим вниманием и открыто отвечают взглядом на взгляд. Кто не отводит глаз, тот выигрывает».
  • Если любите «Доказательство смерти»

Тарантино считает первую часть экспериментального проекта «Грайндхаус» своим худшим фильмом. С этой оценкой не согласен культуролог Александр Павлов: в посвященной режиссеру книге он задумался о том, как правильно перевести оригинальное название «Death Proof» на русский, проанализировал рецензии отечественных и западных критиков и предложил свою трактовку картины.

  • «Девушки побеждают каскадера Майка не только потому, что они сильные, но и потому, что они куда большие сексуальные фетишистски, чем он, и тяга к риску, азарту и всему сопутствующему, связанному с автомобилями, позволяет им получить удовольствие от убийства Майка». 
  • Если любите «Бесславных ублюдков»

Фарсовый боевик про отряд евреев, который замыслил (и успешно осуществил) покушение на Гитлера и его соратников, — первое упражнение Тарантино в жанре альтернативной истории. Советуем знаменитый роман фантаста Филипа К. Дика: в нем, напротив, Вторую мировую войну выигрывают Третий Рейх и Япония, но не все американцы готовы смириться с этим положением дел.

  • «Рано или поздно этому придет конец, — подумал он. — Исчезнет разница между странами. Исчезнут национальности, не будет пропасти между управляемыми и управляющими, останутся только люди». 
  • Если любите «Джанго освобожденного»

Перепробовав за карьеру все киножанры за исключением разве что фантастики, в 2010-х Тарантино обратился к вестерну — разумеется, иронически его переосмыслив: в главной роли — чернокожий раб, который пытается спасти похищенную жену. Этот фильм многим обязан классическому аболиционистскому роману Гариетт Бичер-Стоу — одному из главных бестселлеров XIX века, из-за которого обострились отношения Севера и Юга.

  • «Свобода для него — это право человека быть человеком, а не рабочим скотом; право назвать любимую женщину своей женой; право защищать ее от всяких насилий и посягательств; право защищать и воспитывать своих детей; право иметь свой дом, свою веру, свои взгляды, независимо от воли другого».
  • Если любите «Омерзительную восьмерку»

Еще никогда фильм Тарантино не становился предметом таких ожесточенных баталий. Одни — с радостью — отмечали возвращение режиссера к ранней нигилистической эстетике. Другие — с недоумением — фиксировали бесконечные самоповторы. Чего этой медленной и, наверное, не самой блестящей ленте не занимать, так это напряжения, которое чувствуется в каждой реплике, в каждом жесте. Совсем как в хитовом нидерландском триллере про семейный ужин, закончившийся катастрофой.

  • «Иногда с языка срываются слова, о которых потом мы, вероятно, сожалеем. Или нет, не сожалеем. Мы рубим сплеча, а собеседники проносят наши слова через всю свою жизнь».
  • Если (по)любите «Однажды… в Голливуде»

Трейлеры не акцентируют на этом внимание, но отправляясь в ближайшие дни на нового Тарантино, стоит держать в уме: «Однажды… в Голливуде» — помимо прочего, кино о «семье» Чарльза Мэнсона. Уже посмотревшие картину зрители обещают сюрприз в финале, а вот каноничную версию трагедии, которая произошла в Лос-Анджелесе в 1969 году, изложил в свое время государственный обвинитель Винсент Буглиози.

  • «Чарли всегда проповедовал любовь. Только он и понятия не имел, что значит это слово. Чарли настолько далек от любви, что это даже не смешно. Его заводит смерть. Вот так-то».