Фото со страницы на Facebook / facebook.com/NaikBorzov1
Марина Кулеба
Интервью

Найк Борзов: «Продюсер скажет, что я идиот, но мне так нормально»

Смерть от героина, попсовый максимум Толстого, дикая сексуальная революция и запись нового альбома

Почему все так любят девяностые? Как может испортить дикая популярность? На какие рок-мемуары стоит обратить внимание? И где сейчас сидят главные бандитские группировки? Bookmate Journal поговорил с музыкантом Найком Борзовым о фейках, счастье и любимых книгах. 

Про состояние журналистики

  • Журналисты вообще любят придумывать новости и так же, как и все люди, ленивы: часто проще сочинить, чем куда-то съездить и разузнать. Это, конечно, не ко всем относится, но сейчас уровень дилетантов в любой области деятельности превышает 60–70%, и, соответственно, мы получаем такую вот политику и концепцию развития.
  • Люди, конечно, верят в это всё, потому что телевизор работает целыми днями: он уже как член семьи.

Так что история не нова: собственно говоря, фейковые новости практиковал известный политик Йозеф Геббельс в нацистской Германии: «Дайте мне средства массовой информации, и я любой народ превращу в быдло» — это его слова. Как я понимаю, он один из любимых политиков нашего президента, поэтому здесь все логично. 

Про слухи 

  • Друзья знают, что я люблю всякие небылицы про себя, и у меня есть прям целый чемодан с журналами и газетками со сплетнями. Например, по мнению журналистов, я женат на Алсу. Интернет, к сожалению, не получается коллекционировать, но там этого мусора еще больше. Как-то мой сайт взломали, и там висела информация, что я умер от героина.
Многие люди, приходя на мои концерты и видя афиши, спрашивали: «О! Он еще живой?»

Мои менеджеры потом связались с человеком, который владел этим сайтом — он, видно, был на меня в обиде, — и попросили опровергнуть. Ну, он и написал: «Найк Борзов жив. Всем слушать Кипелова»; что-то в таком духе.

Про счастье

Надо просто заниматься своей жизнью. Погружаться не в новости, а в проблемы своих детей и их желания, в своих близких, родителей. Беспокойство о своих родителях лучше фейковых или любых других новостей. Здоровье и прекрасное настроение твоих близких всегда будет на тебя действовать лучше, чем любая самая хорошая новость о каком-то президенте какой-нибудь Турции. 

Про ценность настоящего

Мне и семидесятые нравились, когда я был совсем маленьким, и восьмидесятые были классные, и в девяностых мне было клево, и в нулевых, да и сейчас зашибись. Я люблю то время, в которое живу, я им наслаждаюсь, а прошлое — это просто схема, которая дает тебе возможность взглянуть немного в твое будущее. Реальность — она вот здесь, сейчас, в данный момент. И париться о том, что было или будет… Того, что было, — уже нет, того, что будет, — еще нет, а думать о прошлом или о будущем, профукивая настоящее, — это бесполезная трата времени, на мой взгляд. 

Про 90-е

Мне кажется, это был настоящий советский, российский рок-н-ролл. Немножко американских шестидесятых мы зацепили, так сказать. Ну, бунт российский — он беспощадный и какой там? Дикий? Вот такая же у нас сексуальная революция была — дикая и беспощадная. Собственно говоря, ее плоды мы сейчас и пожинаем.

В клипе «Верхом на звезде» 2000 года Найк путешествует по космосу на автомобиле — задолго до того, как Илон Маск запустил на орбиту свою «Теслу»

  • Можно было абсолютно все. Если ты не идиот, ты оставался в живых. Я помню очень много кретинов, которые становились бандосами или еще кем-то, и вот их валили каждый день по пятьдесят человек.
  • Я просто жил в Видном — и видел всех этих «подольских», «солнцевских»; они до сих пор самые главные группировки в правительстве, я так понимаю.

То есть было много чего нехорошего: наркотики тяжелые начались, и одноклассников у меня полегло в этих группировках немало, и просто соседей по подъезду, условно. Но тем не менее было очень много классных людей, был чудесный, музыкальный, творческий андеграунд. Свобода была такая, что ты мог вообще любую вещь сделать, и тебе за это ничего не было. Даже платить штраф не надо было, как сейчас. 

Про популярность, наркотики и новый альбом

  • Когда случилась вся эта моя дикая популярность, я оброс вещами: дорогущие студии, куча оборудования, лучшие в стране музыканты. И меня это немножечко отвлекло от моего пути.
  • Знаете, это как наркотики: они ведь просто достают потенциал, который и так есть в человеке. Если человек постарается, он может вставляться и без всей этой фигни.

Вся эта аппаратура, все эти дорогие вещи увели меня в какую-то странную сторону, которая мне не то чтобы очень нравилась. И теперь я вернулся в подвал, в полный андерграунд. Собрал старую аппаратуру, на которой уже давно никто ничего не пишет. Например, вместо американского микрофона я беру китайский, который хуже. Записываю гитарку, и она звучит уже по-другому — не так, как у всех. Продюсер, конечно, скажет, что я идиот и разорвёт со мной контракт. Но мне это подходит, мне так нормально. Вот таким образом я сейчас записываю свой новый альбом.

«Лошадка» — песня 1997 года, принесшая Найку известность

Про свою (будущую) книгу

Мне очень часто предлагают написать воспоминания: ну, чтобы какой-нибудь писатель или журналист все время ходил с диктофоном, записывал мои мысли и написал эту книгу за меня, а я бы потом подредактировал своими словами. Я этот вариант откладываю куда-нибудь после шестидесяти-семидесяти, если доживу; где-нибудь на пляжике в Майами.

А так все мои тексты в широком доступе в интернете. Знаете, читал недавно письмо Толстого, по-моему, Горькому, где он очень радуется, что ему наконец никогда больше не придется писать такую чушь, как «Война и мир» и «Анна Каренина». То есть парень свой попсовый максимум выполнил, теперь можно заняться чем-то и для души.

Про любимые книги

  • Эту книгу я советую людям, которые не любят читать, но любят приключения и философию на развлекательный манер. Ее  очень сложно начать, но если ты перешагиваешь где-то двести-триста страниц текста, то потом просто не оторвать за уши. Я эту книгу прочитал, пока мы ехали по Байкало-Амурской магистрали с гастролями в 2002 или 2003, кажется, году. Говорят: «Найк, все, выходим», — а я вот еще сижу неодетый даже. Беру шмотки, садимся в автобус — я снова читать. Приезжаем в гостиницу, регистрируемся, идем на чек, отыграл концерт быстренько — и бегу в гостиницу к книге.
  • Короче, это «Властелин колец» Толкина. На мой взгляд, это одна из крупнейших книг, где философия и правда жизни показаны таким вот классным, фантастическим, психоделическим образом. 

Еще я советую найти и почитать старые славянские Веды. Это наша древняя история, культура и, можно даже сказать, религия; такие правила жизни наших предков — а историю предков знать нужно. Если мы забудем о том, что было в прошлом, мы начнем повторять те же самые ошибки. Я понимаю, что это сложная литература, но я считаю, если по Ведам снять фильм, то все Толкины и Питеры Джексоны просто будут стоять в сторонке и курить нервно. В принципе, Толкин — это тоже отголоски ведической культуры.

Мне понравилась «Жизнь» Кита Ричардса — очень хорошая история группы и вообще того времени; советую ее всем, кому интересны шестидесятые — мой любимый период в рок-н-ролле. Понятное дело, сейчас это слушается и читается до некоторой степени наивно, и, конечно, все было похлеще, но тем не менее.

  • Эта книга будет полезна всем, кто находится в сладкой иллюзии, что стоять на сцене — это просто прикольно и забавно и ничего делать не надо. Я вот сейчас читал исследование о том, что жизнь артиста приравнивается по сложности к жизни шахтера. 

Ну и советую читать любую поэзию: Бодлера, Уильяма Блейка, немецких и бельгийских символистов, Густаво Адольфо Беккера или там Рикарду Гух. Из современных авторов у Дельфина хорошая поэзия, у меня, у Алексея Никонова из группы «Последние танки в Париже» — недавно у него вышла неплохая книга «Тотальный джаз».