Источник: unsplash.com
Валерия Пуховицкая
Книги

Как защитить себя от теорий заговора в соцсетях

Вирусные челленджи, бессмысленная журналистика, информационное изобилие и животные в коммуникационном поле. 8 книг о логике работы современных медиа

Как работает распространение информации, какие сложности претерпевают медиа и как будет развиваться и меняться цензура и пропаганда? Ответы на эти вопросы поищем в книгах: к счастью, не все авторы предвещают страшное будущее.

Опубликованная впервые в 2001 году, книга теоретика цифровой культуры Льва Мановича уже успела стать классической. Совсем недавно была переведена на русский язык. «Язык новых медиа» — это первая систематическая теория, объясняющая логику работы ключевых инструментов медиа и дающая представление о месте новых медиа в истории визуальной культуры.

Две известнейшие публикации французского философа посвящены медийному анализу войны в Персидском заливе и атаки 11 сентября 2001 года, по одной из которых — «Войны в заливе не было» — был снят «Хвост виляет собакой» (две номинации на премию «Оскар»). Бодрийяр считает войну в Заливе «не-войной», а теракт 11 сентября называет «абсолютным событием». Влиятельная книга зари интернет-эпохи подробно объясняет, как новостные медиа формируют наше отношение к терроризму и новостям в целом.

Словенский философ Славой Жижек рассматривает мир с точки зрения психоанализа и рассказывает, как радикализм стал повседневной ежедневной практикой. Власть резко меняет свою идеологию, превращается из миротворца в агрессора и наоборот; любой конфликт заостряется до предела, и всё это прокладывает дорогу Господину — новому левому повороту.

Австралийский политолог Джон Кин приходит к выводу, что информационное изобилие в основном улучшает нашу жизнь. Однако «декаданс медиа» — результат надзора и цензуры, пиара и раскрутки — негативно влияет на общественную жизнь. Сила медиа означает и их слабость — молчание общества подрывает демократию и концентрирует власть в руках владельцев рупоров информации.

Социолог Леонид Ионин делится своим скептическим взглядом на политкорректность в России и на Западе. По его мнению, она стала инструментом формирования повестки дня меньшинствами, делает неслышным голос большинства и подрывает демократические институты.

В своей речи на круглом столе, приуроченном к тридцатилетию гласности в России, Леонид Парфёнов эмоционально и убедительно говорит о том, что общественного запроса на журналистику нет. Отсутствие интереса к честному отражению действительности — не это ли главная причина появления тоталитарных обществ во всех литературных антиутопиях?

Автор обоснованно, со ссылками на исследования рассказывает, как устроены слухи, пропаганда и лавины «максимальных репостов», заваливающих ленту соцсетей. Чтобы в следующий раз не раздражаться от бесконечных вирусных челленджей, защитить себя от ложной информации и теорий заговора (без шапочки из фольги!) — для этого и стоит читать книгу об устройстве заблуждений, алгоритмов социальных сетей и политической пропаганды.

Сеть — это не только социальное пространство, локация кибер-войны и гигантская библиотека, но и технология, которая вскоре покроет всю планету и «вернёт» природу в нашу повседневность. Пшера рассказывает, казалось бы, о почти утопическом мире, в котором человечество включит животных в общее коммуникативное поле и спасёт природу, превратив рукотворную технику из разрушителя окружающего мира в посредника между людьми, животными и общей средой обитания.