Кадр из фильма «Солнцестояние», 2019 г. Реж.: Ари Астер
Арина Бойко
Книги

Семь книг о путешествиях, которые пошли не так

Что почитать после «Солнцестояния» — одного из самых обсуждаемых фильмов ужасов этого лета

В этот четверг в российский прокат выходит фильм ужасов «Солнцестояние» — один из самых обсуждаемых фильмов этого лета. Это второй фильм Ари Астера после хорошо принятой дебютной «Реинкарнации». 

По сюжету молодая пара приезжает в небольшую шведскую деревню накануне празднования Дня летнего солнцестояния. Вместо мирного кемпинга и радостных танцев вокруг костра их ждет необычное поселение со странными правилами и жутковатыми обрядами. Одним словом, настоящий триллер эпохи овертуризма: в «Солнцестоянии» погоня за уникальным трэвел-опытом оборачивается для главных героев испытанием их чувств. 

  •  

Официальный трейлер фильма «Солнцестояние»

Bookmate Journal подобрал семь книг о путешествиях, в которых тоже что-то пошло не так: от внезапного расставания до приземления на неизвестную планету.

Путешествие, которое превратилось в бесконечный трип

Герои и героини постмодернистского романа американской писательницы Констанс Де Жонг — неудачники, которые бегут от своих проблем. Они путешествуют не только в пространстве, но и во времени: Нью-Йорк 1970-х, елизаветинская Англия и Париж — все здесь сливается в бесконечный трип, смысл которого — перечеркнуть прошлое и заново обрести себя.

  • «Весь мир вертится и я бегу по кругу ха ха я блон­динка ах как кружится голова тараторю солнцу оно садится за Сомневальной аркой…» Бол­товня без остановки. Бег без умолку».

Путешествие, которое разбило сердце

Семнадцатилетний Элио проводит летние каникулы на итальянской вилле своих родителей, куда приезжает молодой ученый Оливер. Вместе они ездят на велосипедах, гуляют по Риму и обсуждают античную философию. Но Элио знает: лето кончится, и им придется расстаться.

  • «Мне нравилось, что наши умы словно путешествуют параллельно: каждый мгновенно угадывал игру слов другого — пусть ни один из нас никогда и не доводил эту игру до конца».

Путешествие, которое превратилось в исследование

Британка Оливия Лэнг приезжает в Нью-Йорк ради мужчины, с которым у нее роман. Однако очень скоро отношения разваливаются, и Лэнг оказывается одна в городе светодиодных экранов и съемных квартир. Это стало для нее мотивацией исследовать одиночество через биографии и произведения художников-затворников.

  • «Одиночество, как я начала осознавать, — пространство людное: это сам город. А когда обитаешь в городе, даже в таком жестко и логично обустроенном районе, как Манхэттен, начинаешь с того, что в нем теряешься».

Путешествие, которое превратилось в картографирование

«Он мог исследовать собственную жизнь как картографируемое пространство», — писала о Беньямине американская интеллектуалка Сьюзен Сонтаг. В Москву в декабрьские заморозки немецкого философа приводит влюбленность в актрису Асю Лацис: его туристические заметки пронизаны этим хрупким романтическим чувством, что делает «Московский дневник» очень личной книгой.  

  • «И когда я потом, переживая немыслимые трудности и подвергаясь из-за него издевательствам, думал о нем, я еще яснее, чем прежде, осознал верность одного из своих старых правил путешественника: никогда не обращать внимания на советы, данные людьми, которых об этом не просят».

Путешествие, которое превратилось в побег

Скандальный роман Владимира Набокова «Лолита» — тоже своего рода травелог. После скоропостижной смерти Шарлотты Гейз Гумберт увозит ее дочь, двенадцатилетнюю Лолиту, в путешествие по Америке. Однотипный лесной пейзаж за окном автомобиля (как и сам Гумберт) очень скоро наскучивает Лолите, и она сбегает от него с другим мужчиной. 

  • «Это была моя Ло», произнесла она, «а вот мои лилии».
  • «Да», сказал я, «да. Они дивные, дивные, дивные».

Путешествие, которое превратилось в невыполнимую миссию

На далекую и неведомую планету Гетен, которую населяют существа-гермафродиты, прибывает посланник от Лиги миров Дженли Аи. Ему необходимо заключить с местной властью договор о вступлении Зимы в межпланетную Лигу. Сделать это оказывается не так-то просто: гетенианцы и их правители не спешат доверять туземцу. 

  • «Хорошо знать, что у твоего путешествия существует конец; но по большому счету самое главное — это само путешествие».

Жизнь, которая превратилась в путешествие

Автобиографический роман писателя-битника о путешествии от Нью-Йорка до Мексики под девизом «живем один раз». Бесцельное странствие двух друзей с лютыми пьянками, случайными встречами и опасными переделками — красивая и точная метафора жизни целого поколения.

  • «Что за чувство охватывает вас, когда вы уезжаете, оставляя людей на равнине, и те удаляются, пока не превратятся в едва различимые пятнышки? Это чувство, что мировой свод над нами слишком огромен, что это — прощание. Но нас влечет очередная безумная авантюра под небесами».